Убежище

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Убежище > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 17 октября 2018 г.
Love and pain melljee 09:09:51
  – Ты – только мой, Жан, только мой...

Тёплые, сильные руки Марко, скользящие по оголённым участкам кожи: по бледным широким плечам; по шее и кадыку, что так соблазнительно подрагивал всякий раз, стоило Бодту прикоснуться к определённым точкам на теле Жана, о которых знал только он; по явно выпирающим скулам и ключицам, а затем ниже – к животу и острым бедренным косточкам, которые так и хотелось целовать. И Марко целовал.

– Ты – мой. И никто, кроме меня, не смеет касаться тебя...

Рассекающий тишину свист кнута в воздухе. Построить конюшню рядом с казармой было поистине гениальной идеей, и Бодт готов был лично пожать руку тому, кто это придумал. Марко с садистским наслаждением наблюдал за тем, как вздрагивал Жан, слыша свист девайса в опасной близости от своего тела. Марко играл. Он дразнил, изводил Кирштайна, распалял его фантазию и воображение, чтобы после обрушить на него волну наслаждения и сладкой, томительной боли.

– Твоё тело – моё, Жан. Моё. Так ведь?

Короткий кивок Жана, и кнут, в очередной раз с громким свистом нарушив благодатную тишину, ложится на спину парня, срывая с его губ болезненный стон. Марко с улыбкой следит за тем, как дрожит тело Кирштайна; как сведённые за спиной руки сжимаются в кулаки, впиваясь ногтями в ладони; как по бледной коже, в месте прикосновения хвоста кнута, выступила тонкая пурпурная полоса. Бодт закусывает губу, едва сдерживая подступающее возбуждение.

– Жан... Эй, Жан...

Следом за последней фразой – ещё удар. Резче, грубее, болезненнее. Кирштайн вздрагивает всем телом, запрокидывая голову назад и протяжно заскулив. Губы парня искусаны – нельзя стонать слишком громко, могут услышать. Пусть ночь, пусть всех сморила прошедшая днём битва, пусть они одни сейчас... Не важно. Жан не мог позволить себе так рисковать и потому то и дело закусывал губы, желая хоть немного приглушить особенно сильные стоны. Новая алая полоса на спине – как знак глубокой и искренней любви Марко. Кирштайн буквально ощущает, как по спине течёт тоненькая струйка тёплой липкой крови, скользя по позвонкам и дальше ниже – в ложбинку на пояснице. Аромат кожи и крови смешался с запахом свежего сена и древесины, образуя новый, пьянящий коктейль. Марко, склонившись к уху Жана, шепчет что-то о том, что это – аромат их любви, и Кирштайн согласно кивает, облизываясь – любовь Марко отныне действительно с запахом крови.

– Жан... Тебе нравится?

Тихий, вкрадчивый шепот на ухо блондина. Жан, не раздумывая, кивает. Конечно, ему нравится. Нравится такой Бодт – сильный, властный, любящий и умеющий подчинить, способный дарить такое удовольствие, что едва ли кто-то сможет лучше... Кирштайн не знал, любит ли его Марко. Этот, новый Марко. Марко, в чьих глазах больше не сияет солнце; Марко, чьи веснушки больше не кажутся такими милыми, как раньше; Марко, чей взгляд пропитан отныне лишь ненавистью и пустотой; Марко, заменивший ласковые прикосновения грубыми ударами кнута. Но Жан рад ощущать хотя бы это... Кто знает, может, Марко теперь именно так выражает свои чувства?

– Жан... Жан... Жан...

Бодт тянет последнее слово приторно-нежно, от чего Кирштайн сглатывает – нет, это всё равно не тот парень, которого он знал. Словно в подтверждение тому спину вновь обдаёт резкой острой болью, волной прокатывающейся по всему телу, отдавая болезненным возбуждением в паху. Жан жмурится, ощущая, как в уголках глаз проступают слёзы. Блондин вытирает их плечом, чуть клоня голову на бок, что тут же вызывает усмешку у Марко – разумеется, он заметил этот жест.

– Ну что же ты, Жан? Не нужно плакать...

Марко обходит парня, присаживаясь перед ним на корточки. Тонкие смуглые пальцы цепляют бледный подбородок Кирштайна, заставляя смотреть в глаза. Бодт улыбается. Ехидно, садистски, с усмешкой. Он разглядывает лицо юноши: его покусанные губы; немного покрасневшие от непроизвольных слёз глаза; аккуратный нос и явно выпирающие скулы и, не думая ни секунды, впивается жадным поцелуем в чужие истерзанные губы, заставляя Жана болезненно, но удовлетворенно простонать в губы партнёра. Язык Марко по-хозяйски проникал в рот блондина, исследуя каждый миллиметр влажного горячего пространства и лаская небо, тем самым заставляя юношу тяжело дышать, подаваясь вперёд, желая быть ближе к такому новому, не привычному Марко. Однако тот довольно скоро отстранился, проведя напоследок языком по губам Кирштайна, слегка те прикусывая.

– Ты же потерпишь ещё немного? Ради меня, Жан...

И Жан вновь кивает, не в силах произнести ни слова. Он лишь смотрит в тёмные глаза Марко, отчаянно стараясь разглядеть в них хоть что-нибудь. Не выходит.

Снаружи раздаются какие-то шорохи и шумы, сбивчивый мат, по хрипотце которого можно предположить, что это – Эрен. Бодт недовольно хмыкает, выпрямляясь и отбрасывая кнут в сторону. Кажется, ему снова пора. Марко больше не жил в казармах корпуса. Он приходил сюда с наступлением вечера, уходя, как только считал это необходимым. Чаще всего – с рассветом, но случалось и так, как сегодня – происходили непредвиденные ситуации, и грубые игры приходилось прекращать раньше, чем всегда. Марко не говорил, куда уходит. Никогда не рассказывал о том, как выжил, и что произошло потом. Он не выказывал желания вернуться в ряды разведки, не желал говорить о том, чем сейчас занимается. Жан не знал о нём ровным счетом ничего. Ему только и оставалось, что, стоя на коленях, смотреть вслед уходящей через вторые ворота тени в чёрном плаще с капюшоном.

– Марко... – тихий голос Кирштайна был отчётливо слышен в пустой конюшне. Бодт остановился, повернувшись в пол оборота и взглянув на юношу. Глубоко натянутый капюшон скрыл половину лица Марко, делая его образ ещё более мрачным. – Почему? – всего одно слово... Жан просто не мог сформулировать свои мысли. Все это время в голове и на языке вертелось лишь единственное слово. И вот, наконец, оно произнесено.

– До встречи, Жан... – так же спокойно и тихо отозвался Марко, покидая конюшню, оставляя друга в полном замешательстве и одиночестве. Снова.

Кирштайн надевает рубашку, на белоснежной ткани которой, тут же проявляются тёмные кровавые пятна. Жан только успевает одеться, как в помещение заходит сонный Эрен, устало потирая глаза и стараясь разглядеть в непроглядной темноте хотя бы что-то.

– Жан?... Что ты тут делаешь? – щурясь, интересуется Йегер, бегло осматривая конюшню. – Я услышал шум, решил проверить... Ты ничего не слышал?

– Лошадь чего-то взбесилась, – отозвался Жан, стараясь не выдавать сожаления и пустоты в голосе. – Уже всё нормально, забей, – он отмахнулся, стараясь поскорее покинуть помещение, что каждую ночь превращалось в поляну плотских утех с человеком, что стал для него всем. Кирштайн жалел лишь об одном – он так и не признался Марко в том, что чувствует, просто не успел до его смерти. И пусть сейчас ему такому, новому, будут безразличны истинные чувства Жана однажды он решится, и вместо последней прощальной фразы прозвучат те самые необходимые слова.

«Я люблю тебя, Марко».


Категории: Фанфикшен, Аниме, Атака титанов, Жан кирштайн, Марко бодт, Слэш, Бдсм
Goodbye, my brother melljee 08:58:45
 
«Ты помнишь этот день? –
На земле под холодным дождём
Остались мы вдвоем»

Говорят, когда Йотуны умирают, они превращаются в снег, отправляясь в вечное путешествие над мрачными безмолвными вершинами Нидфьёлль.

Тор узнал об этом ещё в глубоком детстве, когда, кутаясь в одеяло и сонно перебирая кончики угольно-чёрных волос Локи, слушал в его пересказе древние легенды и мифы, вычитанные в запрятанных в самый дальний угол и поросших паутиной книгах. Лафейсон с нескрываемым восторгом и азартом делился с братом невероятными историями о гигантских ледяных драконах, огненных демонах и прочих причудливых и диковинных для детей существах, на что Тор лишь качал головой и улыбался, прижимаясь к брату покрепче – в подобные россказни старший не верил, а историям о монстрах предпочитал сказания о великих воинах и сражениях.

О давно забытых преданиях Тор вспоминает лишь сейчас, держа на руках с трудом дышащего Локи. Его тонкие пальцы крепко сжимают края потрепавшегося в бою красного плаща, и Лафейсон, чуть кривя побледневшие уста в жалком подобии усмешки, шепчет:

– Говорят, когда Йотуны умирают...

Фраза даже не успевает слететь с губ – Локи тут же заходится в тяжёлом, болезненном кашле, а Тор буквально видит, как с каждым новым выдохом жизнь всё стремительнее покидает тело брата.

– Хватит, Локи... – Одинсон морщится, рефлекторно прижимая Локи ближе к себе, словно стремясь укрыть того от смерти. – Ты не погибнешь. Только не сегодня и только не так.

– Надо же. Я ещё не умер, а ты уже присваиваешь титул Бога обмана себе? – Локи хрипло смеётся, крепче сжимая ткань, а затем переводит взгляд на небо, рассматривая напоминающие чернильные разводы облака. – Тор, снег пошёл...
«Из последних сил
Заставлял я биться сердце твоё,
Моя жизнь сгорала вместе с тобой»

Никогда прежде Одинсон не был так сконцентрирован на чём-либо, как сейчас на медленно поднимающейся и опускающейся груди младшего брата. Силы явно покидали Локи – его хватка ослабла, а веки то и дело легонько подрагивали, так и норовя закрыться. От мысли о том, что каждый новый вздох Локи может стать последним, Тора бросало в дрожь – представить свою жизнь без брата он уже не мог.

– Эй, Локи, оставайся со мной... Не засыпай, слышишь? – крепкая ладонь Тора аккуратно ложится на бледную щёку Лафейсона, от чего тот кратко вздрагивает и фокусирует взгляд на лице Одинсона.

– Прости, прости за всё... – сбивчиво шепчет Локи, выдерживая пугающе длинные паузы между словами – дышать становилось всё тяжелее. Тор лишь качает головой, мягко оглаживая холодную щёку.

– Всё это неважно, Локи, неважно. Ты только дыши, слышишь? И будь со мной.
«Что приготовил мне наш мир?
Быть может он спасет тебя
На моих глазах»

***

...– И какой прок от твоей магии, если нельзя воскресить погибших? – слишком не по-детски крепкие руки мёртвой хваткой сжимали плечи Локи, а заплаканные голубые глаза, в коих плескались отчаяние и жажда справедливости, смотрели в спокойные зелёные. В этом бою полегло много славных воинов, многие из которых были друзьями семьи, а потому горе затронуло всю чету Одинсонов, вплоть до самых маленьких её членов.

– Некоторым просто суждено умереть, Тор. И этого никак не исправить... – чуть слышно произнёс Локи, покачав головой и утешающе обнимая брата...
***

О сказанных когда-то словах Тор вспоминает именно сейчас. В момент, когда почти безжизненное тело брата обмякло в его руках. А ведь и правда – какой смысл от всех этих дешёвых иллюзий; заклинаний; неподъёмных гримуаров весом с чёртов Мьёльнир, если не больше; во всех этих магических артефактах, если ни один из них не способен избавить от смерти.

– Локи... Локи, нет, не закрывай глаза, – Одинсон похлопывает брата по щеке, а после вновь аккуратно поглаживает её дрожащими не то от лютого мороза, не то страха и беспокойства пальцами.

Лафейсон с трудом приоткрывает глаза, однако почти сразу вновь их закрывает, тяжело выдыхая и морщась от резкой боли в груди. Скорое приближение смерти вовсе не пугало его. Пожалуй, больше небытия он боялся лишь одного – оставить Тора наедине с его горечью.
«Дыши со мной ещё один день,
Я буду считать часы,
Прижми ладонь к груди моей»

Тор никогда не воспринимал возможность смерти брата всерьёз. Игра на чувствах, фокусы, трюки – всё это было неизменной частью характера Локи ещё с самого детства, но каждый раз, снова и снова, несмотря ни на что, он возвращался, привычно хлопая Одинсона по плечу, ухмыляясь и бросая ехидное: «Неужто скорбел по мне, братец?». На что Тор лишь широко улыбался, моментально забывая обо всех проделках младшего, просто радуясь тому, что он жив, здоров и, что самое главное, рядом.

Но не сейчас. Сейчас глаза Локи уже пугающе долго прикрыты, длинные тёмные ресницы запорошило мелкими пушистыми снежинками, а грудь его застыла в мёртвом ледяном спокойствии.

– Локи... Локи! Нет... – Тор крепко обхватывает брата за плечи, напрочь забывая об осторожности, прижимает его к себе, сжимая чуть ли не до хруста костей, утыкается носом во влажные от снега волосы Локи. – Брат...
«Я считаю пульс,
Но удары утопают в слезах,
Горящих в наших сердцах»


Отец всегда учил – мужчины не плачут. Короли – тем более. И Тор большую часть своей жизни без особых усилий следовал этим нехитрым заповедям. Но сейчас, когда у него на руках погиб последний близкий, пусть и не по крови, но по духу, человек, сдержать слёзы было просто невозможно.

Одинсон крепко сжимал плечи Локи, тряс его, просил признаться, что всё это – очередная неудачная шутка, молил вернуться, обещал не злиться и не ругаться за произошедшее. Но мольбы эти были тщетны – Локи не подавал никаких признаков жизни. Кожа его преобрела грязный сероватый оттенок, а Тор отметил, что, всё же, легенды лгут – после смерти Йотуны не обращаются в снег.

– Локи... Прости... – Одинсон аккуратно обхватил запястье Локи пальцами, поднося его ладонь к своим губам, касаясь ими холодной кожи, морщась. Ледяной. Мёртвый.
«Прикоснись ко мне,
Дай понять, что мы живы ещё,
Только мы – никого больше нет»

В этот самый момент Тору кажется, что он умер вместе с братом. В мыслях тут же начали всплывать воспоминания из детства: милые совместные ночи со сказками, тёплыми одеялами и разноцветными радужными всполохами на потолке, трепетно созданными стараниями Локи; безуспешные попытки Лафейсона поднять Мьёльнир и его недовольное, но смешное в этот момент лицо; бег наперегонки по длинным дворцовым коридорам; аккуратно свернувшаяся на груди Тора маленькая змейка, так приятно щекочущая кожу и чуть касающаяся носом его шеи...

Тор просто не может сдержать слёз. В отчаянии он сжимает тело брата в объятиях, перебирает подол его плаща, что-то шепчет в макушку, от чего тёмные влажные волосы липнут к губам, просит прощения.

Но теперь уже слишком поздно.

Музыка Amatory – «Дыши со мной»
Категории: Фанфикшен, Тор, Марвел, Комиксы. слэш, Локи
09:00:02 Сongratulator
Привет, melljee! Классно, что ты завела на BeOn свой дневник! Если возникнут вопросы - открывай хелп http://beon.ru/help­/ . :)­ А если и там ответов не найдёшь, пиши в сообщество http://support.beon­.ru/ и тебе помогут! :)­ Твой дневник - твоя крепость...
еще...
Привет, melljee!

Классно, что ты завела на BeOn свой дневник! Если возникнут вопросы - открывай хелп http://beon.ru/help­/ . :)­ А если и там ответов не найдёшь, пиши в сообщество http://support.beon­.ru/ и тебе помогут! :)­

Твой дневник - твоя крепость! Можешь смело записывать туда все свои мысли. Но помни и про других пользователей! :)­

Если хочешь украсить свой дневник, напиши пару строк о себе/заполни заголовок и подзаголовок http://beon.ru/p/re­gister.cgi#blog: так читать его станет гораздо интереснее. Ведь твой дневник - отражение твоей индивидуальности.

Когда у тебя на сайте появятся друзья (а они обязательно появятся), смело добавляй их в "список друзей" (просто нажми на плюсик рядом с их именем). Тогда их дневниковые записи будет отображаться у тебя как "записи друзей" http://melljee.beon­.ru/friends/ и тебе будет удобнее их читать.

В специальном разделе http://beon.ru/near­-me/ ты сможешь посмотреть, кто живёт рядом с тобой.

А если на BeOn тебе с кем-то не захочется общаться (ну, мало ли...), просто добавь их в игнор-лист (рядом с именем нажми на минус). Тогда, даже если они будут продолжать писать комментарии в твой дневник, ты просто не будешь их видеть. Ведь для задир самое больное - когда их не замечают.



Так что - дерзай! ;)

P.S.
Извини, что пишу оффтопик :)­ Можешь удалить этот коммент сама, или он исчезнет автоматически через некоторое время.
Позавчера — понедельник, 15 октября 2018 г.
777 vigtennur 20:04:40

RETROWAV­E

В темноте пули меня не берут
Пока я помню тот аромат твоих губ
Подробнее…Закрученные розы тянут прям в высоту
Но дальше небеса мне повторяют: «Забудь»

Весь белый песок к твоим ногам!
Все чудеса к твоим ногам!
Черты горизонта заливает напалм,
Ступаем на трап - и что теперь?



Категории: Music
Прогнило. Ммм, ну вполне может быть. Пора закапывать. myrkur 10:49:11

Не будите моих демонов­, они вам ни к чему.

­Ловец . 15 октября 2018 г. 13:26:27 написал в своём дневнике ­Am Anfang
1. Говорю, какие ассоциации у меня вызывает Ваш аватар.
Пренебрежительная усмешка, легкомыслие, Паланик.
2. С каким запахом Вы у меня ассоциируетесь.
Сырость подвала / моха.
3. Каким цветом у меня отображается в мыслях Ваш ник-нейм.
Серебро.
4. Какой стихией Вы мне кажитесь.
Ветром.
5. Что я думаю о Вас.
У меня никогда не было конкретных мыслей о тебе. Человек как человек. Извращённый в свою меру. Мнительный, часто скрывает обиду за чем-то, вроде кажется ярким, а на деле там всё ужасно пусто и даже слегка прогнило.
6. Какая песня с Вами ассоциируется.
Lord of the Lost - Blood For Blood

Источник: http://emkotyat.beo­n.ru/0-280-so-so-col­d.zhtml#13

Категории: Ассоциация
Слова из сахара your Poet 09:43:10
...

Этим я в общем-то я и был занят весь день


Подробнее…***
Этой ночью
Под стрекот пылевых клещей, живущих в матрасе,
Ко мне залез грабитель.
Ценитель
Самых странных вещей:
Не золотых монет и редких цветов в диковиной вазе,
И не старых банкнот.
Он взял ржавые ножницы, не осторожничая,
Открыл мой рот,
Без сопротивления,
Со звуком "бзык",
Одним движением отрезал мне язык.

И я проснулся, как будто нипочем,
Сделал стандартную морду кирпичом,
Позавтракал, прочитал статью.
Этим вечером я написал тебе,
И будто прошелся по острию,
У меня задрожали руки,
Сердце встревоженно забарабанило в грудь,
Я хотел сказать: "ты такой чудесный",
Но даже не смог без хрипа вздохнуть,
Поэтому просто спросил про дела,
Ты улыбнулся,
А у меня зашумела бензопила
В ушах,
Я оглушенный, шарахаюсь по комнате,
Пытаясь замедлить шаг,
Пишу тебе о том, что вырубили воду,
И я не успел смыть мыло,
А сам думаю, как же можно быть
Таким невероятно милым.

Тебе нравятся слова из с`ахара,
В моем рту Сах`ара, я гуглю
Ласковые прозвища, и срываюсь на "ха-ха",
Как можно назвать того, от кого
Зрачки во всю радужку, как от наркотика,
Каким-то нелепым 'котик', или того хуже,
'мышонок', да каждый раз, когда ты смущаешься,
Меня будто по голове бьёт пыльный мешок.

А сейчас представь холодную ночь
За Полярным кругом, пальцы отваливаются,
Пингвины жмутся друг к другу,
Вокруг темнота, воет волк с ветряным акцентом,
Или ветер воет, как волк.
Нет никого.
И вдруг загорается небо, как стакан с горящим абсентом,
Снег становится странно горячим,
Падает влажно на щеки,
Нет, я не плачу,
Я счастлив,
А все остальное пусть катится к черту,
Я смотрю на небо, а в голове разноцветная каша.
Вот, что я чувствую, когда пишу,
С добрым утром,
Саша


Категории: Пишу тебе стихи
Давай на чистоту? SENPАI 04:32:00
давай на чистоту?
я знаю, что закончу в одиночестве.
я знаю, что ты тоже уйдёшь от меня, и это не удивительно,
знаешь почему?
потому что никто не останется со мной рядом.

я сложный. я подлый. я отталкиваю людей.
я много спорю. я склонен вести себя так, словно ты для меня ничего не значишь, но это не правда и никогда не будет правдой.

я знаю, что никто не захочет остаться со мной рядом.
и винить в этом мне нужно только себя.
Взято: Безглазый Джек vfif1234 03:33:41
­Безликая я 28 сентября 2018 г. 07:58:10 написал в ­Кладовка...
­­
­­Безглазый Джек­­
Я смотрю на тебя, ощущаю твои эмоции
и могу с уверенностью и даже грустью сказать тебе о том,
что у тебя слишком доброе сердце.
Но ты должна помнить одну прописную истину,
как бы ты ни была добра, я — зло.
Валерия Сидельникова
­­
­­ В комнате пахло спиртом и кровью. Джек сделал небольшой надрез на теле лежавшего перед ним мужчины, и осторожно погрузил пальцы в рану, нащупывая нужный орган. Безглазый уже сбился со счета, сколько раз проделывал данную процедуру, и сейчас уже действовал скорее механически. Годы практики сделали свое дело. Если раньше на извлечение он тратил несколько часов, и многие из его жертв погибали еще до конца операции от кровотечения или от болевого шока, то теперь все было иначе. Каждое его движение было отточено и доведено до совершенства. Спустя всего несколько минут вожделенная почка была извлечена из тела и помещена в заранее подготовленную банку, все это время стоявшую на прикроватной тумбе. Взяв бутылочку со спиртом, Джек еще раз обработал рану мужчины и, достав из своего кожаного чехла хирургическую иглу, некогда принадлежавшую его отцу, принялся за наложение швов. Стежки выходили ровными и аккуратными, словно их сделал настоящий хирург. Его пациент был еще под глубоким наркозом, что значительно облегчало работу Безглазому. Он сам до конца не понимал зачем спасает своих жертв, он вполне мог обойтись и без этого, избавив себя от лишних хлопот, но отчего-то не хотел переступать последнюю черту, словно то, что он не бросает их умирать, не давало ему окончательно превратиться в монстра. Это были не жалость или сочувствие, ведь все эти люди страдали именно от его действий. Джек давно осознал, что человек, пожирающий человеческие органы не может испытывать сострадания к своим жертвам. Разве люди задумываются о жизни той же свиньи или коровы, когда едят свежеприготовленный­ стейк? А для Безглазого люди были так же лишь средством получения желаемого деликатеса. Ни больше ни меньше. Однако, несмотря на свои вкусовые пристрастия и годы незаконного изъятия почек у ничего не подозревающих граждан, Джек все же ценил человеческую жизнь. Наверное, больше из-за памяти об убитых родителях, чем из-за собственных взглядов, но сейчас ему и этого вполне хватало, что бы сделать для своих жертв все от него зависящее - заштопать и вызвать скорую. Все остальное, по мнению Безглазого, было волей случая. Если человек по каким-то причинам умирал до приезда врачей или после в больнице, Джек не считал себя виновным, ведь он никогда не желал смерти этим людям, а значит и винить ему себя было не за что.
Сделав последний стежок, Джек еще раз обработал рану спиртом и наложил временную повязку. Этого было вполне достаточно, чтобы мужчина дожил до приезда скорой помощи. Безглазый быстро собрал свои инструменты в сумку, за ними последовала и банка с почкой. Собравшись, Джек окинул комнату взглядом, пытаясь понять не забыл ли он чего, и лишь удостоверившись, что готов к отходу, парень подошел к окну и, взяв со стола телефон жертвы, набрал номер службы спасения. Безглазый не любил лишние разговоры, поэтому, как только на другой стороне трубки ответил диспетчер, он, не объясняя причин, назвал адрес и тут же сбросил звонок. Он знал, что у него оставалось не больше шести минут, чтобы покинуть место преступления. Но вид из окна почему-то привлек его внимание. На улице было темно и безлюдно, однако, что-то настораживало Джека. А он всегда доверял своему чутью. В доме напротив явно было что-то не так. Джек пока не знал что, но непременно намеревался выяснить это.
Вдали уже слышался вой сирен, как бы намекая Безглазому, что у него так уж много времени, чтобы скрыться. Однако, Джек совершенно не торопился, словно для него все происходящее было просто игрой. Медленно перейдя дорогу, парень ловко перепрыгнул через забор и, совершенно не скрываясь, направился к входной двери. Джек не любил суетиться, предпочитая делать все неспешно, но тщательно обдуманно. Обычно, прежде чем напасть, он несколько дней следил за своей будущей жертвой, узнавал график, привычки, особенности жизни, отметая все возможные случайности. И лишь когда все складывалось благоприятно, Безглазый проникал в жилище. Сейчас же, он шел на осознанный риск, ведь ему даже не было известно сколько людей находится в доме, а полиция была совсем рядом. На открытие замка ушло менее минуты, и Джек успел проскользнуть внутрь, как раз перед тем, как к соседнему дому подъехала патрульная машина, а вслед и карета скорой помощи.
Едва Безглазый оказался в доме, в его нос ударил тяжёлый резкий смрад, одновременно сладковатый и тошнотворный, он проникал в лёгкие и словно оседал внутри. Джек прекрасно знал этот запах, такой могла источать только разлагающаяся плоть. Парень немного постоял у порога, прислушиваясь к звукам, но так и не услышав ничего подозрительного, прошел в гостиную, где сразу же обнаружил источник неприятного амбре. За свою жизнь Джек лицезрел много трупов, но то, что открылось его взору, представляло ужасающее зрелище. Обнаженное тело молодой девушки было примотано колючей проволокой к лестничному ограждению, так, что она едва касалась пола пальцами ног. Проволока была замотана настолько сильно, что впивалась в тело девушки, а острые шипы воткнувшиеся в ее плоть, до мяса изодрали кожу при натяжении. Убийца опутал проволокой даже лицо девушки, пропустив несколько витков через открытый рот жертвы, так, что она не могла закрыть его даже при желании. Ее глаза были выколоты острыми шипами, и Джек подозревал, что она была еще жива, когда убийца сделал это. Безглазый непроизвольно скривился от отвращения, конечно, он не считал себя святым, но он никогда не мучил своих жертв, наоборот, всегда старался свести наносимый вред к минимуму. Человек же, если его можно было так назвать, сотворивший такое с этой несчастной, получал удовольствие, истязая ее. В такие моменты в его голове всегда всплывала фраза, которую он слышал когда-то давно, и уже и не помнил где и от кого: "Животные убивают чтобы добыть пропитание, за территорию, или из-за чувства страха, но только человек убивает ради удовольствия". Джек никогда не мог понять почему люди порой ведут себя намного чудовищней, чем некоторые из знакомых ему монстров.
Безглазый больше не мог и не хотел находиться в этом месте. Даже несмотря на опасность быть пойманным, находящимися в соседнем доме полицейскими, Джек выскользнул через заднюю дверь и поспешил убраться подальше с этой улицы. Через пару часов он был уже на другом конце города, однако, образ убитой девушки все никак не выходил из его головы. Она была мертва несколько дней, но ее тело еще не было обнаружено, и Джек все никак не мог перестать думать о том, сколько еще времени пройдет, прежде чем ее найдут. Скольких еще девушек успеет за это время замучить маньяк-садист? Безглазый вовсе не горел желанием вмешиваться в это дело, но он все еще помнил, те чувства, которые испытывал, когда убили его родителей и просто не мог вычеркнуть из памяти увиденное. Наткнувшись на телефон-автомат, Джек второй раз за ночь набрал телефон службы спасения, и сообщил о найденном трупе. Отчасти успокоив свою совесть, Безглазый отправился в свое убежище, намереваясь полакомиться добытой ранее почкой и отдохнуть от ночной вылазки. Восходящее солнце окрашивало небосклон во все оттенки розового.
После того случая прошло несколько дней. Джек проснулся под вечер абсолютно не выспавшись. Он отличался крепкой психикой, однако, увиденное ранее отложилось в его сознании, и его начали мучить кошмары. Во сне его преследовало изуродованное лицо незнакомки, так что Безглазый просыпался практически каждый час и вставал еще более уставшим, чем ложился. Сделав несколько глотков из стоявшей на полу бутылки, Джек мельком взглянул на старые наручные часы с треснувшим стеклом, принадлежавшие когда-то его отцу. Солнце должно было уже сесть, а значит пришло время отправляться на охоту. Несмотря на то, что перед тем как лечь, Джек отлично поужинал, сейчас он снова испытывал голод. С каждым разом Безглазому все сложнее и сложнее было утолить его. Насыщение приходило быстро, но и исчезало оно куда в более короткие сроки, чем раньше. Еще месяц назад Джеку хватало одной почки в несколько дней, когда как сейчас, голод мучил его практически постоянно. В последнее время Безглазому приходилось охотиться каждый день, что значительно повышало риск быть пойманным. Конечно, он был далеко не глуп и менял свои охотничьи угодья так часто, как только мог, но это создавало лишние трудности, ведь ему каждый раз приходилось искать новых подходящих жертв. Сейчас у Джека было несколько вариантов, за которыми он следил последние пару месяцев, но его список быстро редел. И Безглазому совершенно не нравилась эта ситуация.­­ Сначала он пробовал сдерживаться, но чувство голода становилось таким невыносимым, что он не мог не думать ни о чем другом, кроме как о вкусе свежевырезанной почки. Эта зависимость стала сродни наркотической, но чувствовалась в разы острее. В такие моменты желудок Джека отказывался принимать другую пищу, боль была настолько невыносимой, словно тысячи игл одновременно впивались в его внутренности. Одного воспоминания об этой пытке было достаточно, чтобы заставить Безглазого подняться и отправиться на очередную охоту, даже несмотря на то, что сейчас он чувствовал себя не самым лучшим образом.
Проникнуть в дом очередной жертвы не составило труда для Безглазого. Выбранная им женщина жила одна и вела здоровый образ жизни. Каждый вечер она отправлялась на пробежку в близлежащий парк, так что Джек влез в жилище пока ее не было и затаился. Безглазый умел выжидать, и его терпение было вознаграждено. Абсолютно здоровая ароматная почка лежала в его сумке, и Джек предвкушал прекрасный ужин. Хорошая охота улучшила настроение парня и отвлекла от дурных воспоминаний. Он уже собирался вернуться в убежище и наконец нормально отдохнуть, когда его внимание привлек один из стоявших на окраине домов. Несмотря на позднее время в окнах дома горел свет, однако скопившаяся в почтовом ящике груда газет и листовок свидетельствовала о том, что хозяев нет уже несколько дней. Джек знал про уловку со светом, которой пользовались некоторые люди, отправляясь в отпуск. В доме устанавливалась специальная программа, которая включала свет в определенное время, создавая видимость того, что хозяева дома, тем самым отпугивая воров. Немного поразмыслив, Безглазый направился прямиком к дому. Он иногда поступал подобным образом, жил какое-то время в домах пока хозяева отсутствовали. А хорошая постель и горячий душ сейчас ему бы точно не повредили. Джек давно изучил психологию людей, живущих в подобных местах, в таких районах редко что-то происходит, поэтому люди зачастую необдуманно рискуют своей безопасностью. Как он и предполагал, запасной ключ от дома был спрятан под одним из садовых гномов. Оказавшись в жилище, Джек уверенно прошел в гостиную и замер от потрясения. Перед его глазами была уже видимая им ранее картина; молодая обнаженная девушка, примотанная колючей проволокой к лестничному заграждению. Так повезти могло только ему. Безглазый уже готов был взвыть от бессилия. Он только начал забывать образ первой убитой девушки, и вот, все снова повторилось. Джек уже собирался покинуть злосчастный дом, однако краем глаза заметил какое-то движение, ему показалось, что несчастная пошевелилась. С одной стороны Безглазому совершенно не хотелось приближаться к жертве, но с другой - если девушка была еще жива и ее еще можно было спасти, Джек не смог бы простить себя, бросив ее на растерзание мучителя. Парень осторожно приблизился к несчастной, и стянув одну из перчаток, коснулся ее шеи, пытаясь нащупать пульс. Девушка неожиданно распахнула глаза и с ужасом уставилась на Безглазого. Она явно хотела что-то сказать, но лишь шевелила губами, издавая хриплый полустон.
-Тссс, - Джек коснулся пальцем ее губ, - я постараюсь освободить тебя, но будет больно, потерпи еще немного.
Парень попробовал распутать проволоку, замотанную вокруг шеи бедняжки, однако быстро понял, что только причиняет ей больше страданий. Немного подумав, Джек вытащил из сумки шприц и ампулу, увидев их девушка протестующе замычала, дернувшись в своих смертельных путах, отчего шипы сильнее впились в ее беззащитное тело.
- Тише ты, это всего лишь обезболивающее, - пояснил Безглазый, надеясь, что это успокоит несчастную, но она была настолько невменяема, что совершенно не слушала его. Однако Джек все же набрал вещество из ампулы в шприц и сделал ей укол. Через несколько секунд лекарство начало действовать и безумный взгляд девушки затуманился. Парень снова попытался снять проволоку, но осознал, что без инструментов ему не обойтись. Джек уже собирался, направиться в гараж в надежде, что там можно будет найти что-нибудь подходящее, однако, до его слуха донеслись крадущиеся шаги. Возможно, кто-то другой не услышал бы их, но не Безглазый, за годы охоты его чувства и инстинкты обострились настолько, что стали подобны звериным.
Убийца атаковал молниеносность, однако, застать Джека врасплох ему не удалось. Безглазый успел перехватить удавку из колючей проволоки, прежде чем она коснулась его шеи. Шипы больно впились в кожу, но Джек отреагировал быстро, приподняв удавку вверх, так что она уперлась в маску. Такого поворота убийца не ожидал, и это дало Безглазому некое превосходство. Джек с силой ударил нападавшего затылком по переносице, разбивая его нос в кровь, а следом нанес удар локтем под дых убийцы. Мужчина разжал руки и непроизвольно отступил, Джеку вполне хватило этого мгновения. Резко развернувшись, Безглазый пнул напавшего на него человека под живот, с такой силой, что тот рухнул на пол. Спустя секунду Джек уже сидел на нем сверху, и безжалостно бил кулаками по его лицу, превращая то в кровавое месиво. Неожиданно остановившись, Безглазый поднял с пола кусок колючей проволоки, выроненной садистом, и обмотал один из концов вокруг шеи убийцы, вторым закрепив его руки. Теперь, когда мужчина пытался пошевелить руками, проволока впивалась в его горло, и он мог почувствовать то же, что и его жертвы. Но Джек еще не закончил. Сейчас Безглазый был в ярости. Во время борьбы банка в его сумке разбилась, и почка, которую он добыл с таким трудом, пришла в негодность. Так просто этого Джек оставить не мог. Вытащив из сумки чехол с хирургическими инструментами, Безглазый принялся за операцию. В этот раз он не осторожничал и не беспокоился о своем пациенте, наоборот, страдания, которые тот испытывал, когда Джек резал его, доставляла Безглазому необычайное удовольствие. Мужчина кричал от боли, беспомощно дергаясь в своих путах, отчего шипы сильнее врезались в его кожу. Джек погрузил руку в рану еще живого мужчины и, нащупав искомый орган, буквально вырвал его из тела. Проделав тоже самое и со второй почкой. К его сожалению, убийца к тому времени уже потерял сознание. Сняв маску, Безглазый принялся пожирать добытый им орган, даже не удосужившись отойти от окровавленного тела. Покончив с почкой, он вытер рот рукавом и поднялся на ноги. Только сейчас его ярость сошла на нет, и он вспомнил о том, что в комнате не один. Все это время девушка с ужасом наблюдала за происходящим. Джек лишь мельком взглянул на нее, и подняв с пола маску, прикрыл свое лицо.
- Он больше никому не навредит, - коротко бросил Джек, заворачивая вторую почку убийцы во взятую со стола салфетку. Девушка молчала, даже не пытаясь что-то ответить. Но Безглазому и не нужны были слова, ее испуганный взгляд говорил сам за себя. Он привычно набрал номер службы спасения и вышел из дома. Сейчас Джек чувствовал себя необычайно легко и спокойно. До приезда полиции и скорой у него было не больше шести минут.
Убийцей оказался полицейский. Будучи патрульным он легко находил себе жертв. Останавливая их машины, он узнавал всю необходимую информацию, изучая документы девушек. Выбрав очередную жертву, садист похищал их и отвозил в пустующие дома, хозяева которых находились в отъезде. Дальше он несколько дней пытал несчастных, постепенно обматывая их тела колючей проволокой. Почему он начал убивать и использовал такой жестокий способ убийств выяснить не удалось, но полиция выдвинула предположение, что виной всему стало некое потрясение, полученное мужчиной в детстве. За несколько месяцев, после начала убийств, он замучил четырех девушек в возрасте от семнадцати до двадцати лет. Последняя жертва чудом выжила, ее нынешнее местонахождение неизвестно.
Джек чувствовал на себе ее взгляд, отчего ему становилось не по себе. Она никогда не осуждала его, не предъявляла претензий, не просила остановиться, хотя и прекрасно знала, чем он промышляет по ночам. Но ей и не нужно было что-то говорить, он сам знал, что то, что он делает неправильно. Однако, такова была его сущность. Сейчас Джек как мог боролся с ней. Он уже не охотился каждый день, сведя свои вылазки к минимуму. Безглазый научился терпеть боль и контролировать свой голод, хоть и давалось ему это с большим трудом. Джек все еще имел зависимость от поедания человеческой плоти, но уже мог обойтись без почек несколько дней. В последний раз он продержался целых три недели. Они были вместе почти год. И то, что она была рядом все это время, придавало ему силы. Он сам не знал зачем нашел ее. Поначалу он просто наблюдал, как она пытается начать жизнь заново. Джек знал каково это, ведь чувствовал примерно тоже, после убийства родителей. Пустота, что поглощала изнутри. Со временем он стал ловить себя на мысли, что приходит к ее дому каждый день, и даже несмотря на то, что ему давно было пора покинуть этот город, он отчего-то продолжал рисковать и оставался здесь. Безглазый боялся встретиться с ней снова, ведь она видела его истинную сущность. Любой нормальный человек, после такого, старался бы держаться от него подальше, но видимо она все же была ненормальной. Когда они встретились снова, она приняла его. С тех пор они больше не расставались. Иногда Джек ловил себя на мысли, что судьба не просто так свела их. Однажды он спас ее от маньяка, чтобы потом она спасла его от самого себя. Ради нее он готов был измениться. Если это ли не настоящая любовь, тогда что?
­­
­­Для комментариев:http:/­/shelmar13.beon.ru/0­-42-nashi-lica-pod-m­askami-nashi-dushi-p­o-kletkam-geroi-pone­vole-creepypasta-kom­mentarii.zhtml­­

Источник: http://shelemar13.b­eon.ru/0-156-bezglaz­yi-dzhek.zhtml

Категории: Крипипаста
пятница, 12 октября 2018 г.
.. Simurgh 22:00:12
 
Квиконс Солнца к Сатурну показывает, что вы беззаботно относитесь к своему здоровью, и другие вами злоупотребляют. Вы позволяете другим пользоваться вашей неспособностью сказать нет, когда они что-то просят у вас. Возможно, в своей юности вы делали больше домашней работы, чем другие члены семьи, так как считали это своим долгом. У вас легкий страх перед другими, перед силой, которую они, кажется, имеют над вами. Психологически это может означать скрытый мазохизм, другими словами, вы стремитесь быть наказанным за то, что считаете прошлыми ошибками.
В своей работе вам придется смириться с тем неопределенным положением, когда есть мало возможности для продвижения, и со временем ваша работа становится скучной и утомительной. Дело не в том, что вы неспособны завоевать лучшее положение, но вы можете быть недостаточно агрессивным для того, чтобы вышестоящие вас заметили. Инстинкт вашего выживания нарушен; вы полагаете, что лучше не "раскачивать лодку", чем воспользоваться шансом и начать соревноваться с другими. Вы, однако, должны осознать, что другие могут воспользоваться вашими результатами, если вы им это позволите. Могут быть трения с начальством, а чувство собственной значимости может стать причиной понижения по службе.
Вам будет очень трудно добиться большой личной значимости, если вы не научитесь обособляться от других и быть самодостаточным. Постарайтесь определить цель, которую вы хотите достигнуть, и спланируйте конкретную подготовительную работу. Забудьте о том, что вы хотели бы сделать сверх этого. Когда придет время, вы поставите перед собой новую задачу. Если вы сможете делать один шаг в каждый момент времени, к вам придет успех. Не сравнивайте свои достижения с другими, - ваш самый большой авторитет - это вы сами, ваши, пусть и небольшие, но каждый раз новые победы.
Стремясь добиться признания, вы становитесь напряженным, скованным в реакциях и оправдывающимся. Вы должны научиться расслабляться, или эти реакции приведут к плохому кровообращению и несварению желудка. Вы должны больше думать о своих личных задачах - пусть другие сами заботятся о себе, и вы станете более приемлемы для общения с другими. (Шихвердиев)
Чрезмерное переутомление на работе может стать угрозой Вашему здоровью, то есть, исполняя свои обязанности, не позволяйте другим использовать Вас. Могут возникнуть проблемы с начальством, а чувство собственной значимости может стать причиной Вашего понижения в должности. Научитесь расслабляться и Вы станете более приемлемы для других. (Марч, Мак-Эверс)

Вы очень чувствительны и часто неуверенны. Часто чувствуете, что Вас недостаточно ценят. Вам не хватает веры в себя, Вас наполняет трудно объяснимый страх. Тогда Вы бросаетесь в вихрь работы, чтобы забыть о своих чувствах, из-за чего забываете самих себя. Иногда Вам приходит мысль, что Вы не достигли ничего из того, к чему стремились. Тогда Вы целиком изолируетесь от окружения под предлогом нехватки времени и скрываете свои истинные чувства. Такое положение представляется Вам более безопасным, чем неуверенность, которая рождается в момент открытия собственного "Я". Вы должны стараться быть более открытым к окружающим и пытаться получать новые впечатления, чтобы таким образом обрести веру в себя. Не бойтесь выражать свои чувства и пытайтесь время от времени позволить себе маленькие шалости, это даст Вам чувство внутренней силы. (Хамакер-Зондаг)
среда, 10 октября 2018 г.
1521. Lilith Sheri 22:13:18

я словно скромны­й дар от сатаны

­­Она встретила меня промозглым перроном, толпой и ощущением полной потерянности. Москва гудела, грохотала под каблуком моих ботинок, пока я перебиралась через вокзал насквозь, озадаченная поиском метро. Вокзальный кофе оказался невкусным, я понемногу начинала напрягаться от горечи во рту и затерянного входа — выход-то нашёлся почти сразу, а вот проход на Комсомольскую пришлось поискать. Кто бы знал, что они расположены так далеко друг от друга.
­­Всё же, московское метро вызывает у меня целую клоаку негативных эмоций и сколько бы Софи не говорила о том, что всё вполне понятно и удобно, мне по-прежнему кажется, что оно построено абсолютно нелогично и запутанно. Миллион указателей, от которых становится только непонятнее, таблички вне зоны видимости, переходы, похожие на лабиринты. Пробиваюсь через огромную очередь и людскую массу, пытаясь сообразить, как мне выйти на нужную ветвь и добраться в целости. Поиск и спуск в метро растягивается на полчаса, добираюсь, наконец, до вагона и бесцеремонно плюхаюсь на лавку. День только начался, а я уже крайне раздражена и похожа на чайник, что вот-вот закипит и начнёт истошно свистеть. В такие моменты я готова благодарить высшие силы за то, что я живу в Петербурге, где нет никаких проблем, где всего шесть веток и всё максимально логично и аккуратно сделано. Замечаю, как на меня смотрит половина вагона (?), будто у меня на лице написано, что я не местная, но сразу же забиваю. Ещё не хватало переживать о взглядах людей в метро. Хорошо, что я давно на всё плевать хотела.

­­Софи застревает по дороге к метро, поэтому я минут пятнадцать стою на выходе, пиная камушки носком ботинка и слежу за воробьями. Один особо бойкий отбил себе приличный кусок булки и теперь распугивает сородичей, пытающихся подобраться к лакомству. Вокруг течёт будничная жизнь, чей ритм стал для меня отчуждённым. Знакомый райончик, утопающий в золоте горящих деревьев, прелый запах листьев в лужах под ногами. Осень пробегается холодными пальцами по вороту, подцепляет подбородок, смотрит в глаза игриво-насмешливо. Улыбаюсь себе под нос, отмахиваясь от неё. Дороги снова привели меня сюда. И я не знаю, к чему это приведёт.
­­Я не знаю, чем это закончится, когда крепко-крепко обнимаю Софи. В этот момент проскальзывает чёткое осознание того, что абсолютно неважно, что было "до" и будет "после". Неважно, кто мы, где мы. Неважно. Всё, что будет потом, будет потом, завтра и послезавтра, а сейчас два человека обнимают друг друга и всё. И пусть сейчас я царапаю руки и не знаю, что нас ждёт, не знаю, как теперь, то тогда, в то мгновение это совсем не имело значения. Внутри всё горит, ломает остатки целостного — мои руки опускаются от понимания того, что для одной из нас эти выходные были усилием и что я снова принесла ей больше сожалений, чем радости.
­­"Было бы лучше, если бы я не приезжала?" — спросила я. "Это не так" — ответила она. Но. Чувствую всё то, что просквозило в её натянутом молчании.

­­Не знаю, не знаю, не знаю. Уже не могу ни во что верить. Остаётся только перестать что-то делать. Хоть что-то.

­­Мы сидим в булочной и завтракаем, мы ходим по магазинам, покупая продукты и бытовую химию, мы говорим обо всякой ерунде и наших привычках, по очереди несём пакеты и выбираем друг другу бижутерию. Каждый раз, когда я с Софи, то мне удаётся почувствовать себя обычной девушкой, получающей простую, ничем необъяснимую радость от самых ерундовых вещей. Возвращается способность чувствовать, возвращается ощущение того, что я что-то проживаю, живу каким-то событием, что оно не проходит мимо — насквозь, — как это происходит обычно. Вновь и вновь она вытягивает меня на поверхность, давая глотнуть воздуха, ощутить его вкус на своих губах, прежде чем я уйду под воду снова.
­­Она дарит мне флакон дорогущих духов, нежнейших абсолютно, угадывая второй раз подряд с ароматом — мне хочется жить в этом запахе (особенно, когда мои любимейшие духи с розой закончились), ассоциироваться с ним, утопать. Внутри всё щемит и я смотрю на неё с лёгкой поволокой на глазах — дело не в дороговизне, да даже не в самом подарке, что так прекрасен, а в ней самой, что раз за разом стремится меня чем-то обрадовать, не глядя на эту тупиковую усталость. Ни одно моё "люблю" и "спасибо" никогда в полной мере ничего не выразят. Никогда не скажут ей о том, как я люблю. Может, оно и к лучшему.

­­Я люблю её безгранично, бесконечно, безмерно, исступленно. Люблю и люблю, рождая своими чувствами Вселенную, люблю до боли в сердце и корю, корю себя за те раны, что причиняю ей одним своим присутствием. Впору бы уйти, оставить, перестать, но у меня не хватит сил. Не хватит рвения. Потому что никто и никогда не был для меня столь близок и важен, как эта абсолютно неземная девушка.

­­Мы говорим до трёх часов ночи, сначала варя глинтвейн и объедаясь бургерами из Мака, потом потягивая его, а потом и вовсе разложившись на столе. Непрекращающийся поток откровений, льющийся отрывистой речью, воспоминания о былых днях, разговоры обо всём на свете и признания, признания, признания. В сердце всё ещё гремит от прошедшего концерта, её светящихся глаз и звенящих в черепной коробке мыслей. Я никогда этого не забуду. Не забуду, как она смеялась и плакала, как изо всех сил хлопала в ладоши любимой исполнительницы, как крутилась на Арбате на фоне красивых домов, как с удовольствием поедала яблоко в карамели впервые в жизни. Не забуду, как сидела на Красной площади на фоне собора и готовила утром самые вкусные блинчики с мороженым. Даже если всё закончится — я никогда этого не забуду.
­­Потому что это самые искренние мгновения любви и принятия в моей жизни.


Однажды этот путь нас домой приведёт.


­­ ­­ ­­ ­­


Категории: Моя великолепная Софи, Осеннее, И долго помнить буду


Убежище > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Дневник прошлого(12)
Листая страницы…11 попытка
читай в дневниках:
Тест: Когда я узнал что она любит...
Тест: [Свет в конце тоннеля. Тест...
Тест: ...Выходной с одним из парней...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх